Какой была бы альтернативная Сеть?
Интеллектуальное исследование
Опубликовано на портале частной американистики Terra America в августе 2012 года

Я думал, произойдет настоящая компьютерная революция, а вижу полное предательство.

Теодор Нельсон

Современный горожанин может обойтись без еды 21 день, без воды 3 дня – цифры варьируются от эксперта к эксперту, но не слишком сильно… А сколько времени он сможет прожить без интернета? Возможно сутки или даже двое, дольше без инъекции из Сети не протянуть. Мы умеем получать самую свежую информацию и гордимся своей второй профессией: мы – сталкеры на свалке оцифрованного интеллектуального мусора, мы умеем найти нужное. Невозможно представить, что интернета могло и не быть... Но еще труднее предположить, что он мог быть совсем другим и назывался бы.... Xanadu. И жили бы мы в не в интернете, а в «стране Ксанад благословенной»[1]. Однако человечество решило, что у него слишком мало времени на построение вселенной знаний, хранилища сокровищ науки и искусства.

У него были совсем другие проблемы.

Читать полностью...

В погоне за технологиями

История погони за технологией компьютерной сети началась, когда в 1957 году СССР вывел на орбиту первый спутник. Тогда в военном ведомстве США решили, что необходим новый защищенный канал связи, и Пентагон начал финансирование разработок компьютерной сети ARPANET. Спустя некоторое время она стала широко доступна гражданским, изменив свое название на Internet.

По сути Internet – это стандарт связи, основанный на том, что каждому компьютеру в сети присваивается свое уникальное имя (IP-адрес).

Тем временем, в Европейском совете по ядерным исследованиям (CERN) Тим Бернерс-Ли (Timothy John Berners-Lee) работал над своим World Wide Web (WWW). Из названия учреждения понятно, что разработка была непрофильная, компьютерный отдел был вспомогательной службой, но руководство CERN’а одобрило разработку этого проекта, так как он вполне мог помочь сотрудникам других отделов объединить их усилия, давая им доступ к связанным между собой документам, расположенным на разных компьютерах, объединенных сетью. Американские и европейские разработки продвигались в разных направлениях, и история могла сложиться иначе. Например, мы имели бы две совершенно различные компьютерные технологии. Но намечавшаяся между Европой и США борьба так и не состоялась – Бернерс-Ли получил предложение продолжить работу в США. Обе технологии слились воедино, и теперь мы не разделяем их, для современного пользователя Internet и WWW – это одно и то же.

На свалку истории было отправлено развитие альтернативных систем гипертекста, но сам автор термина «гипертекст» и разработчик Xanadu отказывается быть историей и по сей день.

Вселенная мыслей

Теодор Холм Нельсон родился в Чикаго в 1937 году, в 1959 году получил степень бакалавра философии, а в 1963 году стал магистром социологии. Он был не самым организованным человеком. Записи его хранились (если вообще уместно употребить это выражение) в страшном беспорядке и ему стоило огромного труда найти необходимое. Теду, в бытность студентом, пришло в голову для упорядочения документов... просто написать программу. Компьютерная эра только начиналась, многое казалось доступным, если приложить немного труда, и Нельсон поступил на курсы программирования для гуманитариев. В 1960 году он программно реализовал два экранных окна, файлы в которых были связаны визуальными линиями, а в 1965 году выступил с докладом «Файловая структура для сложных, меняющихся и неопределенных данных» (A File Structure for the Complex, the Changing and the Indeterminate), в котором впервые прозвучало слово «гипертекст». Он сказал: «Под гипертекстом я понимаю непоследовательную запись. Обычно процесс письма осуществляется последовательно по следующим двум причинам. Во-первых, потому, что он является производным от речи... и, во-вторых, книги неудобно читать иначе как последовательно. Однако мысли образуют структуры, которые не являются последовательными — они связаны многими возможными переходами».

Вскоре Нельсон придумал название для своего проекта, Xanadu – это «волшебное место, вселенский компендиум литературы, где ничего и никогда не будет забыто». И уже тогда автор предполагал, что в его «Вселенной» будет место и для текстов, и для фильмов. По замыслу Нельсона Xanadu должна была стать универсальной системой хранения знаний всего человечества, где есть место всякой вербализованной мысли.

Каждый байт информации в любом документе должен иметь определенный уникальный адрес, при этом, Xanadu никогда не будет удалять информацию. Автор документа может вносить изменения, но предыдущие версии будут легко доступны (через хранение версий в динамическом режиме – полностью хранится только текущая версия, а остальные получаются путем отработки назад внесенных изменений), это позволит сделать связи не обрываемыми (избежать нынешней ошибки 404). Xanadu организует двунаправленные связи от любого места одного документа к любому месту другого (комментарии приветствуются) и поддерживает связь цитат с оригиналом, что облегчает управление авторскими правами.

В волшебной стране

За время своего существования в нашей реальности Xanadu успел побывать сервером, операционной системой, браузером, издательской системой и даже системой платежной. Надо отметить, что в разное время концепция Xanadu изменялась в деталях, но основная идея – хранилище уникальных мыслей, объединенных ссылками, – присутствовала всегда. К сожалению, Xanadu так и не смог стать интернетом, или точнее – Xanadu не смог стать ксанаду.

Но было бы интересно представить себе эту волшебную страну.

Предположим, что в комментариях к некоему тексту пользователь оставит фразу: «Да? Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?». Этот текст будет выглядеть линейно – другой пользователь увидит именно такие слова, но от цитаты будет ссылка на окно «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова. Все ссылки в ксанаду двунаправленые, поэтому в оригинальном тексте романа, видимо, можно было бы посмотреть список ссылок, направленных на документы, где используется эта цитата. Таким образом, копирование и перенос цитат в «свое» информационное пространство в принципе возможен, но авторство всегда закреплено за пользователем, впервые написавшим эту фразу в ксанаду. Социальные сети вряд ли бы уже назывались так, потому что сам ксанаду и есть большая социальная сеть. Только писать в ней надо с осторожностью – ксанаду не удаляет никакой информации и, даже если пользователь изменит свое мнение о соседе, все равно, ваша перебранка уже увековечена «на полях» известного романа, а Ильф и Петров автоматически получают роялти с каждого цитирования. Кстати, авторский гонорар – вовсе не аксиома. Роялти может быть и нулевым. Это уже не вопрос реализации, а вопрос законодательства.

А как работала бы поисковая машина в ксанаду? В интернете по любому запросу мы получаем ссылки на сайты, содержащие текст поискового запроса (специалисты знают, что можно сделать иначе, но не будем углубляться), и ситуация, когда первые двадцать результатов поиска содержат полностью идентичную информацию – скорее правило, чем исключение. В качестве примера возьмем запрос «Салли Райд – первая женщина-астронавт», результатом мы получим множество ссылок на сообщения информационных агентств и сможем узнать, что Салли Райд умерла 23 июля 2012 года в возрасте 61 года от рака, что в космосе она побывала дважды и провела там 350 часов в общей сложности. Но позвольте! Ведь это первая женщина астронавт, и у нее кроме смерти в эпоху информационного бума была еще и жизнь, полная событий: муж, развод, книги для детей, работа в экспертных комиссиях НАСА, награды и, наконец, 343 часа проведенных в космосе, а не 350! Пытливый пользователь, конечно, найдет эту информацию, и где-то к трехсотой ссылке непростая судьба Салли Райд постепенно начнет вырисовываться…

Принципы построения ксанаду не допускают дублирования информации, а потому и не было бы множества информационных агентств, переписывающих друг у друга одну и ту же новость. По запросу «Салли Райд – первая женщина-астронавт» в ксанаду мы получим список ссылок на окна, содержащие уникальную информацию – ее книги, ее биография, ее общественная деятельность, ее награды, ее смерть, наконец. Используя двунаправленные связи между окнами, мы сможем прочитать о Салли Райд все, что нас интересует. Нет, не так! То, что нас интересует.

В сегодняшней истории становления Сети часто высказывается мысль, что Бернерс-Ли в своем WWW реализовал принцип гипертекста Нельсона (справедливости ради надо отметить, это отнюдь не общее мнение). В действительности, Бернерс-Ли очень удачно использовал идею гипертекста, но ее HTML-реализация совершенно не соответствует замыслу Нельсона «Проект Xanadu – это не “неудачная попытка придумать HTML”. HTML – это именно то, что мы пытались предотвратить…», – утверждает Нельсон.

Три ветви одной мысли

Почему же не ксанаду, а интернет? Что же, каждый раз, сворачивая на перекрестке, человечество не только обретает что-то новое (не обязательно лучшее), но и теряет неисследованные возможности.

В истории развития сетевых технологий таких перекрестков было множество. Первый из них мы миновали в начале 70-х годов, когда в сеть ARPANET был открыт доступ для университетов и организаций, появилась первая программа отправки электронной почты, был проложен трансатлантический кабель, и сеть стала международной. В это время Нельсон разработал программы для загрузки и выгрузки текстов (enfilade), сменил команду разработчиков, остался без средств на продолжение работ и перешел на работу в Университет Иллинойса.

За год он написал книгу «Computer Lib/Thinking Machines» [2]. Толковать и переводить название можно по-разному: то ли речь идет об освобождении компьютеров, то ли о компьютерной библиотеке – оба варианта уместны применительно к содержанию. В книге Нельсон выдвинул свою программу технической революции – «Возможности компьютеров – людям!» и дал описание проекта Xanadu. Примерно в то же время Нельсон публикует статью, в которой обещает закончить проектирование Xanadu к 1976 году. В 70-х вряд ли кто-то задумывался о том, что история уже выбрала фаворита в виде ARPANET, а Нельсон отдаляется от основного направления развития глобальных сетей, и причина вовсе не в отсутствии средств – увлеченный идеями ученый занимается больше академической работой.

К 1979 году готовы только отдельные фрагменты Xanadu, и Нельсон снова меняет разработчиков с целью перепроектирования системы и создания еще более совершенной версии. В 1981 году закончено создание универсального сетевого сервера, который ученый описывает в своей очередной книге «Литературные машины»[3]. Спустя еще целых два года Нельсон создает Xanadu Operating Company (ХОС) для окончания работ по проекту. А тем временем в ARPANET заканчивается стандартизация протоколов, и с 1 января 1983 года Сеть полностью переходит на TCP/IP, и за ней закрепляется название Internet.

В 1984 году Бернерс-Ли был зачислен в штат CERN. История повернула на втором перекрестке, но Нельсон его даже не заметил, что, впрочем, неудивительно: тот перелом событий можно увидеть только сейчас, когда мы знаем, кто такой Бернерс-Ли, а в 80-х годах будущий изобретатель WWW был абсолютно неизвестен. Правда, не стоял на месте Internet – в 1984 году это название перешло к сети NSFnet, обладавшей большей пропускной способностью, и за год к этой сети подключилось более 10 тысяч компьютеров.

А тем временем Нельсон наслаждается пребыванием в сказочной стране Xanadu, которую хочет видеть все более и более совершенной, в 1987 году он ставит очередной крайний срок завершения работ – 1988 год. В 1988 году компания Autodesk покупает Xanadu. Инвестировав средства в проект, Autodesk рассчитывает на скорейшее его внедрение. Основатель компании Джон Уокер даже ставит сроки: «В 1964 году Xanadu была мечтой одиночки. В 1980 году – общей целью небольшой группы талантливых технологов. В 1989 году она станет продуктом. А в 1995 году она начнет переделывать мир». Увы, как нам известно, в 1995 году мир переделывался под влиянием совершенно другой технологии.

Третий и окончательный перекресток история прошла в самом конце 80-х – начале 90-х годов. Отступать уже некуда да и некогда. В 1989 году Бернерс-Ли предложил глобальный гипертекстовый проект, который был утвержден руководством CERN’а. Годом позже зафиксировано первое телефонное подключение к Internet (дозвон), и уже не нужен трансатлантический кабель, да и никакой отдельный кабель вовсе, достаточно телефонной связи. Бернерс-Ли в рамках своего проекта пишет первый веб-сервер и первый гипертекстовый веб-браузер, называвшийся World Wide Web. Летом 1991 года WWW стала доступна в сети Internet. Именно с этого момента ветвление истории уже вряд ли было возможно.

После истории

В 1992 году компания Autodesk вышла из проекта Xanadu, потеряв около пяти миллионов долларов. Бернерс-Ли публикует спецификации стандартов идентификаторов URL, протокола HTTP, языка HTML и переезжает в США, где при Лаборатории информатики в Массачусетском технологическом институте (Massachusetts Institute of Technology, MIT)  возглавляет основанный им же World Wide Web Консорциум (W3C).

Лишь только тогда, когда победа интернета стала очевидной, Нельсон его заметил и тут же объявил врагом – на главной странице сайта xanadu, как на средневековом гербе выбит девиз героя-рыцаря «Я борюсь!».

Продолжать борьбу – это, разумеется, по-бунтарски красиво, но ведь Нельсон героически преодолевает трудности, которые создал сам. Удивительно, что человек, способный одновременно и к гуманитарному мышлению, и к постановке технических задач, смотревший в будущее, не заметил прорыва интернета к своему господству. Или не хотел замечать?

Личное время Нельсона текло неспешно, а скорость движения времени всего человечества уже определялась Бернерсом-Ли. Изобретатель WWW говорит очень быстро, также быстро думает и также быстро работает. Возможно даже, что интернет – это своеобразное проецирование его личности на нашу повседневную реальность и на темп нашей жизни. Нельсону нужно было увидеть эту разницу в темпе времени. У Xanadu были шансы вернуться в на главное направление развития технологий на каждом историческом перекрестке, включая даже последний. Ведь разработки европейских ученых могли так и остаться в стенах CERN’а. И если бы проект Xanadu «добавил немного скорости», например, под давлением менеджмента Autodesk, он мог успеть первым…

Но гений Нельсона все строит свою волшебную страну, свою идеальную Вселенную, в которой нет места модной суете.

Xanadu еще несколько раз перепродадут, будет Xanadu Light в Австралии, будет работа в Японии, где Hitachi и Futjitsu создадут для него лабораторию для разработки системы ZigZag… А дальше наступает череда ненужных награждений и псевдопобед. Xanadu списан компьютерным миром в утиль, а его разработчик записан в отцы-основатели. Теперь его приглашают на авторитетные форумы, внимательно слушают и радуются тому, что могут увидеть живого Теда Нельсона.

В 1998 году на 17-й конференции World Wide Web Консорциума Нельсон получил первую награду за свой проект. Он является обладателем двух американских патентов, посвящен в рыцари Франции как «Офицер Искусств и Писем» (фр. «Officier des Arts et Lettres»), получил степень доктора в области СМИ и Управления в Университете Кейо (Япония). В 2004 году Нельсон был назван «Человеком Колледжа Wadham», в Оксфорде, и начал сотрудничать с Оксфордским Интернет-Институтом (Oxford Internet Institute), в котором он в настоящее время проводит свои исследования.

Так оформляют почетную пенсию тем, кто мешает…

Вечный романтик? Или вечная надежда?

Похоже, что в случае с проектом Xanadu сработала крылатая фраза «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Название для проекта Нельсон взял из незавершенной поэмы представителя английского романтизма о сказочном месте Xanadu, и его проект поплыл в точности так, как назвал его автор. Незавершенный Xanadu остался сказочным местом, а сам Нельсон – вечным романтиком и одиноким героем.

И все же что-то в нем привлекало и коллег, и инвесторов. Возможно, это была его заразительная преданность идеям гипертекста и верность идеалам упорядоченного пространства. Каждый раз, разоряя одни компании и полностью дезориентируя другие, Нельсон все равно находил новые источники финансирования. Точнее, источники финансирования сами находили его. Очевидно, что в этом личность Нельсона сыграла немалую роль, ученый привлекал внимание к Xanadu именно собственной эксцентричностью, бескомпромиссной убежденностью в возможности реализации своего глобального проекта. Менеджмент любой компании – это не ведь не только зашоренные прагматики, порой их можно «поджечь» не только возможной прибылью от венчурного проекта, но и мечтой человечества об универсальной системе хранения знаний. Да и кто не желает получить доход от реализации мечты?!

Если только не подозревать в Нельсоне экзальтированного шарлатана, то приходится признать, что реализации Xanadu помешал сам Нельсон. В итоге, мы не получили ветвление мысли, как он задумывал, а просто ветви, на концах которых весьма редко можно найти что-то отдаленно похожее на мысль. О «мусоре в Сети» говорят сейчас все, даже Бернерс-Ли. Но есть ли надежда, что когда-нибудь человечество разложит все свои знания по цифровым полочкам и сможет без лишних усилий их использовать, а хобби интернет-сталкера уйдет в прошлое?

Поживем – увидим.

[1] В стране Ксанад благословенной
Дворец построил Кубла Хан,
Где Альф бежит, поток священный,
Сквозь мглу пещер гигантских, пенный,
Впадает в сонный океан.

In Xanadu did Kubla Khan
A stately pleasure dome decree:
Where Alph, the sacred river, ran
Through caverns measureless to man
Down to a sunless sea.

Из незавершенной поэмы «Kubla Khan» о сказочном месте Xanadu (1798) английского поэта Самюэля Тейлора Кольриджа (Samuel Taylor Coleridge), представителя английского романтизма. Перевод К. Бальмонта (1908). Именно из этой поэмы взято название системы Xanadu Теодором Нельсоном.

[2] Nelson T. Computer Lib/Dream machines. Sausalito, CA: Mindful Press, 1974.

[3] Nelson T. Literary machines. Sausalito, CA: Mindful Press, 1993 (переиздана в 1993 году).

Закрыть

Технологическая независимость как основа безопасности страны
Экономическая аналитика
Опубликовано в информационно-аналитическом издании «Советник Президента», №126 2014 год

Санкции против России, о которых так много говорили и писали, уже вступили в силу. Охлаждение в международных отношениях бесспорно. Уже приняты решения о замораживании сотрудничества по ряду совместных с западными партнерами проектов. Но ни правительство, ни президент не призывают затянуть пояса потуже, сплотиться и вместе пережить эти непростые времена. Значит ли это, что жить простой гражданин будет не хуже, чем прежде, а возможно, и лучше?

Грянул гром

Следует признать, что порыв к созданию и развитию собственных технологий напрямую связан со сложившейся международной обстановкой. Вполне возможна (и даже прогнозируема) такая ситуация, при которой геополитические интересы наших соседей возобладают над экономическими и Россия окажется в технологической блокаде, причем речь будет идти не только о космических, навигационных или банковских продуктах, а о гораздо более широком спектре технологий, востребованных в повседневности. Выход только один – необходимо форсировать разработку собственной технологической базы.

Работа над отдельными перспективными проектами в РФ велась, конечно же, всегда, но искренней заинтересованности государства в окончательной реализации не наблюдалось – не хватало ресурсов, бюджетных средств, «утекали» лучшие мозги, чиновничий аппарат как мог замедлял и без того долгий путь согласований. Как выяснилось, все эти проблемы, прежде казавшиеся неустранимыми, можно быстро и эффективно решить, достаточно иметь для этого лишь политическую волю, и тогда даже огромный бюрократический аппарат готов двигаться чрезвычайно быстро и в нужном направлении. Оказалось, государство способно оперативно принимать самые сложные решения в условиях мощного внешнего вызова. Несомненно, на небольшом временном промежутке мобилизационная экономика весьма эффективна, но лишь на небольшом… И возможно, энергию, направленную на экстренное «латание дыр» в технологическом отставании, лучше было бы направить на создание системы, позволяющей вести не менее оперативную, но более плановую работу в наукоемких отраслях. А начать можно, например, со сбора информации о недооцененных в отечестве разработок.

Читать полностью...

Что в резерве?

История с запретом, разрешением и последующим ограничением поставок в США ракетных двигателей РД-180 и НК-33 развивалась стремительно. 30 апреля федеральный суд запретил United Launch Alliance закупку этих двигателей, решение было принято по иску производителя космических ракет SpaceX, и явно лоббировало его интересы. Тем же судом, то же решение было отменено уже 8 мая, правда, для этого потребовалось предоставление дополнительной документации от нескольких министерств. Документы подтверждали, что поставки двигателей не нарушают решение Барака Обамы о санкциях против заместителя правительства РФ. В процессе подготовки доказательной базы была обнаружена еще одна интересная деталь – в настоящее время SpaceX не может производить аналогичные ракетные двигатели. Конечно, компания и готова, и хочет развивать это направление, но на разработку нового производственного цикла необходимо время и не только оно. Через две недели после первого решения федерального суда США Д.О. Рогозин заявил, что Россия будет поставлять двигатели самарского предприятия НПО «Энергомаш» только для аппаратов невоенного назначения.

Вся эта история является убедительным доказательством того, что в России на сегодняшний день существует, как минимум, одна уникальная технология, не имеющая полноценных аналогов. Совершенно очевидно, что это не единственное достижение отечественной практической науки и высокотехнологичного производства. Широкую известность НПО «Энергомаш» пробрело благодаря информационному взрыву в СМИ, но еще множество разработок отложенных «в стол» на попали в объективы телекамер. Доподлинно известно, что даже в самые сложные времена, исследования в области фундаментальной медицины, а тем более диагностики, не останавливались. К сожалению, большинство плодов этих исследований утекло на запад вместе с недооцененными государством мозгами. Отдельные же разработки остались на родине, но зачастую именно в состоянии разработок, в лучшем случае – опытных образцов. Земля наша богата талантами, и до каждой новой, практически готовой к использованию, технологии у Правительства РФ руки не дотянутся. По крайней мере, придать ускорение реализации большого количества проектов в режиме мобилизации не получится, а значит необходимо разработать механизм, предусматривающий быстрое развитие без личного вмешательства высокой власти.

Отдать в хорошие руки

Здесь снова стоит вернуться к истории с ракетными двигателями, которая подробно была описана выше, и обратить внимание, что немалую роль в сложившейся ситуации сыграла частная компания SpaceX. Привлечением частных компаний к работе в отраслях, традиционно считающихся монополией государства, в Америке, да и в Европе уже никого не удивить. В России же традиционно государственные отрасли естественным образом монополизируются, демонстрируя собственную неэффективность, рост производственных и эксплуатационных издержек, незаинтересованность в развитии. Отсутствие конкуренции приводит к тому, что деятельность компаний идет по «накатанным рельсам» – никаких инноваций, такая структура, по сути, занимается сбором денег с населения или дотаций из бюджета, а иногда, и тем и другим. Но для поддержания их жизнеспособности и этого недостаточно, поэтому государству приходится дополнительно субсидировать монополизированные отрасли из бюджета. Это при том, что они могут быть вполне конкурентоспособными и, напротив, возвращать государству весьма солидный налог. В ряде европейских стран железнодорожное сообщение находится в руках частных компаний. А NASA преимущественно занимается тем, что раздает контракты и осуществляет надзор за деятельностью в области разработок и производства. Отдельные примеры использования частного капитала есть и в России, например, в дорожном строительстве – появляются платные автомобильные трассы, построенные на деньги инвесторов, которые планируют возвращать средства, взимая плату за проезд. Здесь не лишне упомянуть о том, что контроль государства за деятельностью частных компаний, работающих на госконтракте по стратегически важным направлениям, несомненно необходим, но саму процедуру передачи следует упростить.

Свои вместо чужих

«Работает – не трогай» – принцип беспроигрышный, но только в качестве временного решения. Но зачастую в основе принятия решений, негативно отразившихся на отечественной экономике, лежал именно он. Используя иностранные разработки, дающие стабильно успешный результат, государство практически не предпринимало никаких шагов по замене импортных технологий на отечественные, хотя и имеет в своем распоряжении почти готовые к использованию системы – не менее стабильные, более эффективные и низкозатратные. Высокий приоритет импортозамещению в области технологий просто необходим.

Уже на сегодняшний день точность системы ГЛОНАСС почти не отстает от точности GPS. И это при том, что правительство обратило внимание на проект 3-4 года тому назад. Сейчас интерес к развитию собственной системы навигации повышен, и обещания разработчиков соответствуют самым оптимистическим ожиданиям – к 2020 году точность позиционирования планируется довести до 60 см. То есть возможный переход страны с GPS на ГЛОНАСС – уже не фантазия утописта, а почти сложившаяся реальность.

Причем, отечественная навигационная система не только уменьшает стратегическую военную уязвимость России, но может и выступать в качестве конкурентоспособного продукта на европейском рынке. Вопреки всякой логике, западный мир верит в успех наших наукоемких производств, кажется, даже больше соотечественников, включая весьма авторитетных экспертов. Именно по их оценке, разработка оригинального чипа для собственной платежной системы займет около 10 лет, в то время как представители VISA, вероятно, считают иначе – почти сразу после принятия в РФ решения о создании независимой системы платежей, они выступили с заверениями в намерении продолжать сотрудничество, и это не взирая на общую тенденцию к экономическому прессингу России со стороны Запада.

Не торопиться выбрасывать

13 мая 2014 года, отвечая на вопросы журналистов, Дмитрий Рогозин заявил, что РФ планирует использование МКС лишь до 2020 года, а затем Россия направит освободившиеся бюджетные средства на другие проекты, при этом он особо подчеркнул, что в настоящее время США не имеют собственного аппарата для доставки астронавтов к космической станции. И тут снова стоит упомянуть о «частниках» в американской космической отрасли – именно они отвечают за доставку грузов NASA к МКС, причем, сам корабль для этих целей был разработан совсем недавно. В 2017 г. действие контракта на перевозку астронавтов заканчивается, и США не намерены его продлевать, т.к. к этому времени рассчитывают иметь собственный корабль. И если все пойдет по плану, то прыгать на батуте астронавтам не придется.

Вспомним станцию «Мир» «цивилизованно» затопленную 22 марта 2001 г. в Тихом океане. В этот день в районе ее затопления находилось множество американских рыболовецких судов. Фактически участок был поделен на квадраты удачливыми рыболовами. Можно предположить, что в их сети попала отнюдь не рыба, ее в этом месте океана в то время года практически невозможно поймать, а что-то более существенное. То, что Россия выбросила на свалку, не погнушались подобрать наши политические конкуренты.

Что же будет с МКС после того, как РФ уйдет из проекта совместного использования? Каковы бы ни были договоренности, относительно использования станции, можно быть уверенным, что Америка найдет способ обернуть такое решение себе на благо. И история повторится… Чтобы не допустить очередной трагической ошибки, следует помнить, что освоенные территории нельзя отдавать ни врагам, ни друзьям, не зависимо от того, какие это территории – географические, космические или технологические. И еще. Нужно внимательно присмотреться к проекту Е-мобиля.

Инструмент политического воздействия

Совершенно очевидно, что технологическая зависимость увеличивает уязвимость любого государства. И если измерять технологии количественными критериями, то в западном мире их несомненно больше. На закупку технологий РФ вынуждена тратить немалое количество средств, что, естественно, выгодно нашим иностранным партнерам. Но вполне возможна (и даже прогнозируема) такая ситуация, при которой геополитические интересы западных соседей возобладают над экономическими, и Россия окажется в технологической блокаде, высока вероятность, что в нашем случае речь будет идти не о двух видах спутниковых двигателей, а о гораздо более широком спектре продукции, востребованной ежедневно. Стало быть, собственные технологические разработки – это то направление, которое необходимо сверхинтенсивно форсировать.

Ясно и то, что в ближайшее время технологии будут использоваться как инструмент политического давления. Конечно, Россия богата еще и ресурсами. Даже Еврокомиссия подтвердила, что о замораживании «Южного потока» не может идти и речи. Но стоит ли нам «класть все яйца в одну корзину», рассчитывая только на ресурсы? Топливные запасы – скорее, страховка в непростой экономической ситуации. Убедительны доказательства того, что Россия может создавать высокотехнологичные продукты не только для собственного использования, но и для экспорта. И всегда стоит помнить, что экономический изоляционизм не так уж плох, как его марают либералы, по крайней мере, две выгоды очевидны. Первая – развитие собственной науки и производства и, как следствие – рост благосостояния населения, а, стало быть, и снижение уровня протестных настроений. Вторая – политическая независимость, основанная на невозможности запада контролировать глобальные интересы России вследствие отсутствия явных инструментов давления на ее решения.

Закрыть

Забор для леса. Чиновники диктуют государству свои правила игры
Журналистское расследование
Опубликовано в информационно-аналитическом издании «Советник Президента», №112 2013 год

«Немчиновская беда» – так назывался материал, опубликованный в №110 «СП», где мы рассказали о прошлом и настоящем немчиновского леса и о том, как нежданно построенный забор объединил жителей подмосковного поселка, намеренных защищать свое конституционное право «свободно и бесплатно пребывать в лесах». В наших широтах зима всегда была стратегическим фактором, который необходимо учитывать при любом конфликте, как выясняется, даже информационном. Лес завален снегом, земля мерзлая, активность граждан высокая, и никакой строительной техники в пределах видимости лыжников нет. Однако весна не за горами...

Высокий зеленый забор вдоль Рублевского проезда уходит куда-то вдаль, кажется, что он так всегда и стоял на этом месте, огораживая ели и сосны от любопытных взглядов досужих зевак. Впрочем, любопытному гражданину РФ этот забор вовсе не помеха. Как и положено, в нем есть дыра, более того дыра имеет законные основания и называется – разрыв. Так, используя удобство законной дыры в заборе и пользуясь своим конституционным правом свободно передвигаться по территории лесов, граждане РФ катаются в лесу на лыжах, а ограда просто стоит. И признаться по чести, одно другому совершенно не мешает, но в пытливых умах возникает вопрос: а зачем тогда забор?

Забор установила компания «Матрокс», которая еще в 2004 году взяла этот участок леса в аренду на 49 лет, заключив договор со Звенигородским филиалом Мособллеса. Осваивать земли арендатор начал только в 2012 году, и первым шагом стало установление забора. Если рассуждать логично, то аренда нужна, чтобы арендатор мог извлечь некую прибыль, иначе к чему тогда ему платить арендную плату и нести убытки? Каким же образом можно использовать лес для извлечения прибыли? Если подойти к вопросу непредвзято, то понятно, что любое коммерческое использование леса ведет за собой как максимум его уничтожение, как минимум – ограничение доступа. Ни то, ни другое никак не вписывается в букву закона, хотя тот же закон аренду лесов вполне допускает.

Читать полностью...

Такое странное противоречие поясняет руководитель компании «Матрокс» г-н Осетров. В сюжете, снятом телеканалом «Подмосковье», он, в частности, говорит: «Планируется построить дорожно-тропиночную сеть, расчистить весь лес, после этого заниматься проектированием и всем остальным. На том краю поставить кафе, здесь предполагаем построить базу отдыха». Из этих слов понятно, что «проектированием и всем остальным» пока еще никто не занимался, но план построить базу отдыха и кафе уже есть, а с документами, по словам коммерсанта, можно ознакомиться, обратившись в администрацию или к руководству Звенигородского лесхоза, в частности, к Чиркуну Михаилу Васильевичу.

В названном сюжете Осетров Д.Н. упомянул и о том, что «Звенигородский лесхоз – это организация, которая мной командует». И вот в рамках дела «о возложении обязанности убрать сооружение, ограничивающее земельный участок», которое рассматривается в Одинцовском городском суде, в адрес Звенигородского филиала Мособллеса был направлен адвокатский запрос. Полученный на него ответ гласит, что «проект освоения лесов для осуществления рекреационной деятельности на лесном участке, предоставленном в аренду ООО «Матрокс», утвержден приказом Управления лесного хозяйства по Московской области и г. Москва «Об утверждении заключения государственной экспертизы» №985 от 28.06.2012 г.». Данный документ подписан тем самым Чиркуном М.В., который, конечно же, в курсе дел и знает даже больше, чем сам арендатор. Это не удивительно, если учесть, что организация, заместителем директора которой он является, в свою очередь командует Осетровым Д.Н. Итак, проекту быть! Или точнее – проект есть! И даже пресловутый забор – тоже его часть: «в соответствии с проектом освоения лесов запроектированы установка и реконструкция ограждения с разрывами по 3 метра каждый – по 2 разрыва на каждой стороне участка». Разобраться в административном языке адвокатам, конечно, труда не составит – они в нем уже поднаторели, а вот простым гражданам, вероятно, потребуется перевод с административного на русский. Так, ограждение – есть забор, дыра в заборе – разрыв. Остается неясно, что означает слово «реконструкция». Возможно, это ремонт? То есть заместитель директора Звенигородского филиала Мособллеса предполагает, что забор уже когда-то давно на этом месте стоял и ему требуется ремонт? Так его ввели в заблуждение – не было там забора, и ограждения тоже не было. Поэтому реконструировать ничего и не надо.

Ответ, полученный из Звенигородского филиала Мособллеса, позволяет предположить, что его руководство находится во власти иллюзий. Впрочем, жители Немчиновки, собрав подписи под своим обращением, стучались с одними и теми же вопросами в самые разные двери. Вроде бы, и не надо беспокоить занятых серьезными проблемами государственных деятелей своим несчастным забором, но он ведь так и стоит, а получить ответ уж очень хочется. Именно ответ, не сообщение о том, что забор есть и это нормально, а ответ по сути претензий. Похоже, что чиновники не понимают разницы. Вовсе не факт, что такое отношение к вопросу определяется иллюзорной наивностью, скорее, это полное безразличие, которое подтверждается таким интересным статистическим наблюдением: любая отписка содержит две страницы, т.е. даже конкретнее – это страница и еще чуть меньше половины. Полученные в срок, согласно регламенту ответов на обращения граждан, такие ответы иначе как отписками назвать нельзя.

Это при том, что в каждой отдельной государственной организации есть отдельные люди, которые составили и распечатали отдельные ответы и получили за свою работу отдельную заработную плату, на которую скинулись налогоплательщики, то есть граждане Российской Федерации. Но уже не отдельные граждане, а буквально все, что позволяет надеяться: составители ответов не бедствуют. Тогда почему же пресловутые ответы похожи как близнецы? Может, в недрах административной машины есть универсальное многофунциональное устройство, в которое можно положить запрос и тут же получить готовый ответ на разных бланках различных организаций, где написано приблизительно следующее: в ответ на ваш запрос сообщаем, что компания «Матрокс» действительно взяла в аренду именно этот участок, что забор там стоит, потому что участок арендован, что для соблюдения конституционных прав граждан в заборе с каждой стороны должен быть разрыв, что забор легкий, и экспертиза имеется. И все это напоминает игру в прятки с малышами: закрывая глаза руками, они думают, что и взрослые их не видят – это, несомненно, мило, когда речь идет о годовалом ребенке. А теперь представьте солидного мужчину в костюме и при галстуке, который, закрывая лицо руками говорит: «Экспертиза есть», – потом отводит руки в стороны и лучезарно улыбается. Мило? Нет. Странно и ужасно. Ужасно осознавать, что государство создало огромный чиновничий аппарат, который сам диктует гражданам свои правила игры. Любые решения зависят только от него, а значит, мы должны тоже обрадоваться, что «экпертиза есть».

Но в какой-то момент надоедает играть в эту младенческую игру. Когда становится понятно, что пока ты утешал «малыша», он вырос и буквально сел на шею, используя свою младенческую непосредственность. Постойте, так мы писали не о том! Экспертиза есть, это мы и сами знаем. Мы указывали, что проведена она с нарушениями. То же самое и с пресловутым забором. Забор есть, дыра есть, юридические основания есть, кроме того на забор можно еще и посмотреть, можно не полениться раскопать снег и увидеть, как установлен забор, а именно – забор держится на металлических столбах, которые имеют фундаментное основание, т.е. столбы не только вкопаны в землю, но и залиты бетоном. Возможно, на бесконечных просторах административных полей есть документ, который описывает легкие заборы, фундаментные заборы, другие виды и подвиды заборов и размеры необходимых дыр (простите, разрывов), и, возможно, кому-то интересно изучать регламенты, регламентирующие заборы и разрывы. Но, находясь в здравом уме и рассудке, трудно указанную конкретную дыру назвать разрывом, а фундамент легким.

Граждане, в отличие от аппарата управления ими, сохраняют рассудок, который неспособны убить даже ответы из органов. Граждане РФ мыслят понятиями, не приближенными к действительности, а просто мыслят. Мыслят и понимают, что раз забор стоит, значит, будет стройка, раз будет стройка, значит, лес вырубят. И что бы вы ни писали про рекомендуемые размеры разрывов, законность установки легкого забора и проект освоения леса, граждане это знают точно, примеры видели неоднократно – если забор, то стройка. Точка. Поэтому и требование у них такое – демонтаж забора. Вот и руководитель компании «Матрокс» говорит о причинах возведения забора: «Я деньги в строительную компанию отдал, и мне этих денег никто не вернет».

Сейчас государство, в лице множества своих представителей, выступает в роли посредника между компанией «Матрокс» и жителями Немчиновки в попытках решить этот спор. Обе стороны конфликта уверены, что стройка будет, и только наивные чиновники планируют рекреационное освоение территории. Очень хотелось бы, чтобы люди, призванные защищать наши интересы, наконец, перестали закрывать глаза и «прятаться».

Ну а пока жители Немчиновки собираются провести митинг в защиту своего леса, он непременно пройдет весной, к сожалению, еще неизвестны ни место, ни дата проведения мероприятия. В составе инициативной группы, которая занимается организацией митинга, нет ни одного профессионального митингующего, жители Немчиновки не выдвигают политических требований, не связаны ни с какими политическими движениями и партиями, а значит, процесс согласования мероприятия для них будет достаточно сложен – в силу отсутствия опыта. К сожалению, редакция не может пригласить своих читателей на митинг, но зовет всех желающих подышать свежим воздухом и, возможно, присмотреть для себя новые места прогулок недалеко от Москвы.

Закрыть